Мегаватты для науки

Эвакуация предприятий и людей из западных регионов страны изменила Сибирь в годы Великой Отечественной войны. Но возникшие промышленные и научные центры нуждались в энергии. Ее дала Новосибирская ГЭС. Построенная на Оби станция сделала возможным создание Академгородка и быстрый рост индустриального центра Сибири.

Новосибирск. Расстояние отсюда по прямой до Москвы - 2800 км. Такая удаленность сыграла определяющую роль при выборе центра эвакуации здесь, в Сибири. Сюда везли не только людей, но и заводы, которые снабжали фронт всем необходимым от самолетов до шоколада.

Уже в первые месяцы войны в Новосибирск эвакуировали 4 научно-исследовательских института и 32 завода. Поезда в Сибирь шли один за другим. Часть оборудования не прекращала работать даже в пути.

Рассказывает начальник гидротехнической службы «Новосибирскэнерго» с 1962 года по 1989 год Владимир Битюков: «Наш эшелон - это были теплушки, в которых иногда перевозили даже скот. А в конце состава была прицеплена платформа, на которой находилось зенитное орудие».

Однажды зенитка сработала и сбила немецкий самолет. Этот момент 4-летний Вова запомнил на всю жизнь. В 41-м он в теплушке - вагоне для скота - вместе с родителями  ехал из подмосковного Красногорска в Новосибирск. От того долгого путешествия у него остались документы отца - начальника эшелона - и совсем недетские воспоминания: «Я помню такое ощущение - жажда. Такое ощущение никогда не пройдет. Нас так мучала жажда, я по себе могу сказать, что просто невозможно».

Тогда он еще и не подозревал, что эта самая теплушка увозит его в Сибирь навсегда. Домой они так и не вернулись. Как и многие другие. Особенно - ленинградцы. По словам корреспондента Ольги Воронянской, «во время Великой Отечественной войны Новосибирск стал на четверть Ленинградом. 128 тысяч ленинградцев приехали сюда, в эвакуацию, вот в таких вагонах. Сначала их подселяли к местным жителям - на чердаки и даже в подвалы. Ну а позже для них стали строить отдельное жилье - землянки и даже бараки».

Сейчас в Новосибирске можно услышать «поребрик» и «парадная», и здесь этим никого не удивишь. Во время Великой Отечественной этот город спрятал от немцев не только людей и заводы, но и тысячи музейных ценностей. В пятиэтажном здании оперного театра хранилось достояние 20-ти государственных музеев страны.

По словам краеведа Константина Голодяева, «холоднющей зимой 1941-1942 года ежедневно в театр завозился вагон угля для его отопления. Для того, чтобы сохранить эти ценности – а режима влажности никакого – так там развешивались мокрые простыни, ставились ведра, чтобы поддерживать нужную влажность».

В то же время людям практически полностью запрещали использовать электричество. За годы эвакуации в Новосибирск эвакуировали 120 различных предприятий. На всех энергии не хватало.

«Ограничивали потребление не только дома, запрещая людям использовать плиты и органичивая мощность лампочек в домах. Но даже и на военно-промышленных предприятиях, которые выпускали продукцию для фронта, было ограничение - не более 2,5 Вт на 1 квадратный метр производственных площадей», - рассказал директор Новосибирской ГЭС Святослав Полтаранин.

Это в 30 раз меньше, чем нынешние нормы. Дефицит остался и после войны. И в это время решили вернуться к забытому из-за войны плану - строительству гидростанции на реке Обь.

Очевидцем перекрытия Оби была Галина Ивановна Требунская: «Народу - ну весь поселок был. Мы стояли у самой кромки, а тот, кто подходил позже, они не могли пробраться. Так стояли плотно, как бойцы».

Перекрытие Оби стало тогда настоящим событием. Примерно 10 часов люди не отрываясь смотрели, как покоряют реку. Разлившееся на несколько километров водохранилище они до сих пор называют Обским морем. Участником этих - уже исторических - работ стал молодой инженер, а в будущем директор станции Юрий Абраменко. Почти 6 лет строительства он руководил всеми монтажными работами. Держал отчет за каждый прикрученный винтик: «Выходной был один, суббот не было, только в воскресенье. И круглые сутки на объекте - в 6 утра поднимался и в 12 часов ночи приходил. Своих детей я видел только по ночам. Но я нисколько не сожалею. И если надо было стране снова, я бы так же жил».

25-летней комсомолкой на стройку попала и Татьяна Павликова. Сначала пришлось трудиться в котловане - после его очистки выносить в ведрах грязь. А когда начались работы водолазов, Таню забрали в их отряд. Это, вспоминает, женщина, было самое интересное, хоть и сложное время: «Водолаза полностью мы одевали. Двенадцатиболтовый шлем ему надеваешь и манишку. Груза свинцовые по 18 кг. И ботинки ему мы, сами женщины, девочки молодые, зашнуривали ботинки, чтобы они не спали».

Когда гидростанцию запустили, дефицит электроэнергии в Сибири закончился. И остались тысячи квалифицированных рабочих. По инициативе академика Михаила Лаврентьева, руководство страны дает отмашку на строительство Академгородка.

Рассказывает советник дирекции Института ядерной физики Сибирского отделения РАН Геннадий Кулипанов: «Послевоенная политика советского государства была - расширить географию промышленности, особенно атомной, и научных центров. Ведь до этого вся наука была сосредоточена в Москве, Ленинграде и Киеве. Вот и все. Поэтому создание научного центра на Востоке было важной государственной задачей».

Новосибирск идеально подходил. Во-первых - удаленность от границ. Вглубь страны в случае новой войны врагу будет сложно добраться. Плюс мощность недавно запущенной станции. Энергия новой ГЭС позволила воплотить в реальность сотни опытов в области физики и механики. И испытать первый в мире электронный коллайдер.

«У нас установленная мощность 100 мегаватт, а у Новосибирской ГЭС - 465 мегаватт. Ясно, что без наличия ГЭС в 50-е, 60-е годы нельзя было создавать такой энергопотребляющий институт, как институт ядерной физики», - пояснил Геннадий Кулипанов.

О строительстве нового Академгородка Советский Союз не распространялся. Но американская разведка донесла - в центре Сибири затевают грандиозную стройку. Но что именно - никто не знал. Новосибирск после войны так и остался закрытым для иностранцев городом. Посмотреть лично, что же планируют Советы, смог только американский - тогда еще вице-президент - Ричард Никсон.

По словам Константина Голодяева, «будучи с визитом в СССР, он напросился посмотреть на строительство Академгородка. Его сюда привезли, показали ему, он увидел кучу грязи, кирпичей, бетона, но никаких военных объектов не увидел. И сказал – а ладно, пусть строят».

Не поразила заморского гостя и гидростанция. Во время посещения Никсоном Новосибирска, ему решили показать местную гордость - гидроэлектростанцию. Но почему-то увидев ее, первое, что воскликнул американский вице-президент, была фраза: «А есть ли у вас волки?»

Американские власти не могли поверить тогда, что Сибирь способна стать центром прогрессивной мысли. А сейчас здесь работают около тридцати научных институтов. По принципу новосибирского Академгородка построены многие иностранные научные поселения. И свою немаловажную роль сыграла при этом энергия Новосибирской станции.

В следующую среду - заключительная серия проекта «Как воевали плотины». Мы расскажем о Волжской станции - самой большой в Европе - как ее энергия помогла восстанавливать разбитый фашистами Сталинград.

На главную