Четыре столичных богатыря

 Рублевская плотина

Рублевская плотина

Говоря о гидроэлектростанциях, в первую очередь обычно выделяют корень «электро», и судят о масштабе станции по тому, какова ее электрическая мощность. Однако станции выполняют столь много различных функций, что сводить все к энергии – грубая ошибка. Четыре московские ГЭС по мощности невелики, но в годы Великой Отечественной войны они показали себя настоящими «богатырями».

Москва-река, как и многие другие реки в европейской части России, более чем наполовину питается снегом. Это кажется странным – ведь летом выпадает больше осадков, чем зимой – но и «разгружаются» эти осадки не только в реку; многое уходит под земли, многое – особенно в жаркие дни – обратно в небо. Снег же по весне почти целиком утекает в реки, из-за чего во время половодья уровень воды в Москве-реке поднимался, бывало, и на 8 метров. Зато во время летней межени ее можно было перейти вброд, что еще в девятнадцатом веке привело к строительству шести небольших плотин. Они держали уровень в межень, но никак не могли запасти талую воду на весь год. И быстро растущий в двадцатые годы прошлого века город уперся в это ограничение.

Снять его помог канал «Москва-Волга», добавивший к водам Москвы-реки волжские воды. Очень трудоемкий, приведший к большим человеческим жертвам и крайне политизированный проект был, тем не менее, техническим прорывом – он дал трехмиллионному городу изобилие воды и подключил его к путям водного транспорта. Для того времени баржи и танкеры были самым дешевым и экономичным средством доставки на большие расстояния топлива, строительных материалов и иных тяжелых, габаритных грузов.

Химкинская плотина, аэрофотосъемка 1942 года

Химкинская плотина, аэрофотосъемка 1942 года

На северо-западе столицы канал завершается достаточно большим – семь километров в длину и до километра в ширину – Химкинским водохранилищем. Там было оборудовано два порта – грузовой и пассажирский, и шлюзы, соединившие его с Москвой-рекой. С юга водохранилище ограничено высокой грунтовой Химкинской плотиной. Ее создали методом гидронамыва (технология, пришедшая в гидростроительство от золотопромышленников; также применялась на строительстве ДнепроГЭСа и при подготовке площадки Горьковского Автозавода). К концу строительства канала имени Москвы гидромониторы почти вытеснили со стройплощадок кирки, лопаты и тачки.

 

Георгий Руссо

Георгий Руссо

Кстати, создатель Химкинской плотины – инженер-полковник Георгий Руссо (фамилию Богоявленский он сменил в двадцатые годы, чтобы порвать с религией) - впоследствии стал одним из создателей системы защитных сооружений Москвы осенью 1941 года, а после войны проектировал канал Волго-Дон. Под его руководством Химкинская плотина была доведена до высоты одиннадцатиэтажного дома – 34 метра. Если учесть, что ее длина составляет 1600 метров, а ширина в основании – 200 метров, то она по сей день является крупнейшим искусственным сооружением столицы.

Через два годы после начала работы канала его вода стала давать городу энергию – на канале между Химкинским водохранилищем и притоком Москвы-реки Сходней была построена деривационная Сходненская ГЭС. Значительный перепад высот и солидный объем Химкинского водохранилища – 29 миллионов кубометров – позволил создать сравнительно мощную по тем временам станцию. До 2005 года пятиметровые в диаметре и 180 метров длиной водоводы этой 40 мегаваттной ГЭС были выполнены из дерева – и, кстати, неплохо работали все годы, включая и годы Великой Отечественной войны.

Но сначала канал решал только половину своей задачи – водоснабжения столицы. Для решения транспортных проблем требовалось очень существенно преобразить саму Москву-реку, что во второй половине тридцатых годов и было сделано.

Самой верхней по течению столичной ГЭС стала Рублевская – она находится за МКАДом, в одном из московским «протуберанцев» - поселке Рублево. В 1934 году около главного на тот момент столичного водозабора была построена бетонная плотина, при ней – небольшая ГЭС мощностью полмегаватта с тремя гидроагрегатами. Она работала до 1996 года. Шлюза у Рублевской плотины нет, так что судоходство на Москве-реки начинается именно с нее – выше река считается несудоходной.

Строительство Карамышевской ГЭС

Строительство Карамышевской ГЭС

Ниже по течению стоит Карамышевская ГЭС 1937 года - там река перегорожена бетонной плотиной высотой 18 метров (а вот перепад уровней верхнего и нижнего бьефов меньше пяти). Она мощнее Рублевской ГЭС в семь раз – но в тысячу раз менее мощная, чем Братская. Тем не менее именно она обеспечивает судоходные глубины выше по течению – без нее суда бы не могли пройти из Химкинского водохранилища в Москву-реку из-за мелей.

Перервинская плотина

Перервинская плотина

Практически те же параметры у находящейся ниже по течению Перервинской ГЭС того же 1937 года. И снова главная ее задача – не свет в наших лампочках, а судоходство по Москве реке. Только речь идет не о прогулочных трамвайчиках или судах «люкс», а о жизненно важных вещах, которые московские ГЭС сделали возможными.

Например, в 1936 году на берегу Москвы-реки около деревни Капотня началось строительство крекинг-завода №413. В 1938 году он начал работу – первый в СССР нефтеперерабатывающий завод, удаленный от мест добычи нефти. Нефть туда доставлялась не нефтепроводами и не цистернами, а танкерами из Баку – через Каспий, Волгу, Оку и Москву-реку. В 1941 прямо на заводе, под бомбежками заправлялись идущие на фронт танки. За время Великой Отечественной войны завод, который теперь называется МНПЗ, переработал почти 3 миллиона тонн нефти – которая, если бы не московские ГЭС, просто не добралась бы до Капотни.

Враг хорошо понимал значение и гидротехнических сооружений, и крекинг-завода. И в том, и в другом случае его удалось ввести в заблуждение маскировкой. В случае с заводом в трех километрах от реального расположения была создана его копия – а потом торжественно сожжена во время одной из бомбежек, что оставило немцев в уверенности о выводе завода из строя.

Не менее важно было спрятать от бомб самую большую и самую уязвимую из столичных плотин – грунтовую Химкинскую. Чтобы дезориентировать врага, на самой плотине были поставлены избы; некоторое количество изб на плотах было спущено на воду (затем плоты вмерзли в лед). В сумме эти действия исказили очертания водохранилища, что сказалось на точности бомбометания – и плотина выстояла, как и остальные.

Московские плотины и ГЭС – мягко говоря, не самые популярные туристические места города. Увидеть их непросто по соображениям безопасности. Они по-прежнему являются стратегическими объектами, надежно охраняются, и продолжают свою незаметную, но такую важную для всех жителей столицы работу.

На главную