Чудо на Гизельдоне

В сороковые годы электроэнергия Гизельдонской станции питает не только город Орджоникидзе, но и местные заводы, а также грозненские нефтескважины. Фашисты пытались вывести из её строя, обесточить нашу оборонную промышленность и оставить фронт без боеприпасов. Но здание электростанции плотно зажато в тесном ущелье, и в этом его спасение.

Орджоникидзе. Ныне Владикавказ. Во время Великой Отечественной войны город имел стратегическое значение. Перевалы в Северной Осетии открывали фашистам путь к бакинской и грозненской нефти. По мнению Гитлера - с такими трофеями продвинуться вглубь страны - ему не составило бы никакого труда. Поэтому на Кавказ третий рейх бросил армию из шестисот тысяч солдат.

Владимир Науменко поднимается к Вечному огню в родном Владикавказе. Он воевал под Сталинградом, там и получил ранение ноги. Сейчас ему с трудом дается каждый шаг. Но превозмогая боль, он все равно продолжает этот путь. И только после длительного молчания у монумента рассказывает свою историю.

Молодым мальчишкой, ничего толком не знающим о войне, его , как и многих тогда, отправили на фронт. То, что именно он выжил в беспощадной мясорубке, ветеран называет делом случая: «Как погибли все случайно, так я остался жив случайно. Когда я бываю там, в Волгограде, я вижу своих ребят. Их фамилии».

После окончания войны Владимир решил, что его призвание - гидроэнергетика. Он приехал сюда, в Северную Осетию и узнал, что главная станция республики - Гизельдонская - также, как и он, чудом выстояла в бою.

Гизельдонская ГЭС расположена в Кобанском ущелье в Северной Осетии. Начало строительства -  в 1927 году по плану ГОЭЛРО. В 1934 году введена в эксплуатацию. В середине 1942 года, когда фронт приближался к Северной Осетии,  два главных гидроагрегата увезли в эвакуацию в Среднюю Азию. 30 километров по горным дорогам машины с оборудованием тянули танки.

В 40-е электроэнергия Гизельдонской станции питает не только город Орджоникидзе, но и местные заводы, а также грозненские нефтескважины. Поэтому в задачах у фашистов - вывести из строя и захватить станцию. Тем самым обесточить оборонную промышленность республики и оставить фронт без боеприпасов. Но здание электростанции плотно зажато в тесном ущелье. И в этом его спасение. Скинуть на станцию бомбу у фашистов никак не получается.

«Чтобы станцию разбомбить, надо сбросить бомбу с упреждением. И все эти бомбы попадали в горы. Один самолет пытался низко пролететь над станцией и сбросить бомбу, но врезался в скалу» , - рассказал главный инженер Северо-Осетинского филиала ОАО «РусГидро» Казбек Зангиев.

Несмотря ни на что, бомбардировки продолжаются день за днем. Под огонь попадает всё, что находится в округе. На гидроэлектростанцию сбрасывают бомбу за бомбой. И в любой момент она может загореться. На этот случай здесь, в ста метрах, дежурит пожарная машина. Но она сама в опасной зоне. И единственным укрытием для нее становится эта отвесная скала, показывает корреспондент Ольга Воронянская.

И все-таки одна бомба почти попала в цель. Пролетев в нескольких метрах от здания, она упала в реку... Но не разорвалась. Утонула, а через 15 лет вода вымыла ее из песка. И таких напоминаний о войне в Осетии много. В этих местах были одни из самых ожесточенных боев. Насмерть держались не только советские солдаты, но и партизаны и даже местные жители. Все понимали, Битва за Кавказ может изменить ход всей истории.

По мнению военного исследователя Алины Акоефф, «рубеж Осетии и рубеж Владикавказа особенно - это были два самых значимых рубежа. Если бы их сломали бы, то никакой победы, наверное, не было бы. Потому что гитлеровские войска получили бы подкрепление в первую очередь горюче-смазочными материалами и это упростило бы им наступление вглубь страны».Осетия, стоя насмерть, в то же время продолжает снабжать страну материалом для производства патронов. Еще во время первой мировой говорили, что каждая вторая пуля делалась из владикавказского свинца. Во время Великой Отечественной - завод «Электроцинк» - главный потребитель энергии Гизельдонской ГЭС - увеличивает производство цинка на 11 процентов и свинца на 17. Не смотря на то, что полторы тысячи его работников ушли в добровольцы. Рабочие места мужчин занимают их жены.

Рассказывает исполняющий обязанности руководителя музея завода «Электроцинк» Виктор Кунавич: «Завод выпускал не только осколочные авиабомбы, было налажено производство тротила, кроме того, завод выпускал запалы для гранат Ф1 и для боевых снарядов и мин».

Всего из Северной Осетии на фронт ушли 95 тысяч человек. Каждый второй так и не вернулся домой. Неподалеку от Владикавказа есть памятник братьям Газдановым. Семь сыновей из этой семьи погибли в боях с фашистами, последний из них уже под Берлином в мае 45-го. Отважных парней скульптор Сергей Санакоев изобразил журавлями, улетающими от матери в небо.

Говорят, что увидев этот памятник Расул Гамзатов написал свое знаменитое стихотворение «Журавли». В первоначальной версии, у автора, оно звучало так – «Мне кажется порою, что джигиты с кровавых не пришедшие полей».

В 42-м Мухарбеку Дегоеву было восемь. Он рассказывает, как его отец - работник Гизельдонской гидростанции - по канатной дороге отправлял солдатам продовольствие. Обратно по ней же принимал раненых и отправлял дальше в госпиталь. Сам Мухарбек помогал тем, что приносил к канатке обед: «Солдаты охраняли и грузили. Им надо было кушать готовить. К нам приносили муку, мама готовила им кушать».

Уже после войны Мухарбек отработал на этой станции 50 лет. Сейчас он на пенсии, но частенько заходит к бывшим коллегам. Повидаться, посмотреть, как идет работа. Встречают здесь Мухарбека всегда с теплом.

В 2002 году он сам стал местным героем, отчасти повторив подвиг отца, поддерживавшего работу ГЭС под фашистскими бомбежками. Во время сильнейшего наводнения он один вручную поднял 50 затворов, каждый из которых весит по 40 килограммов. Сейчас осетинские гидроэнергетики понимают, если бы не Мухарбек - станцию могло затопить.

«До 4 утра я закончил. Начала вода спадать, и я успокоился. Руки онемели от цепей, как я щитки эти поднимал», - рассказывает Мухарбек Дегоев.

Как говорят верующие осетины, станция стоит в святом месте - раньше здесь местные часто читали молитвы. Возможно, именно это не раз спасало ГЭС за 80 лет ее существования. Но в чем точно можно быть уверенными - сила Гизельдонской ГЭС в ее людях.

В следующей серии проекта «Как воевали плотины» - о работе энергетиков в тылу. Эвакуированные агрегаты везли на Урал, в Сибирь, Среднюю Азию и Закавказье. Там уже спасенные киловатты питали новые заводы. Как везли оборудование через всю страну и куда шло электричество тыла - смотрите в следующую среду в 20:00 на телеканале LifeNews.

На главную