ГЭС, приручившие молнию

 Комсомольская (Чирчикская №7) ГЭС им. Ф.Г.Логинова

Комсомольская (Чирчикская №7) ГЭС им. Ф.Г.Логинова

На самом юге СССР, в горах Узбекистана две гидроэлектростанции всю войну снабжали своей энергией электрохимический комбинат. Они были пущены менее чем за год до начала Великой Отечественной войны и оказали существенное воздействие на ее ход – ведь комбинат производил не только азотные удобрения, но и взрывчатку.

До начала двадцатого века практически во всех войнах в мире приходилось опосредованно участвовать латиноамериканскому государству Чили. Оно не посылали на фронты ни солдат, ни корабли – оно продавало воюющим странам чилийскую селитру. Этот минерал, являющийся минерализованными птичьими испражнениями и трехметровым слоем выстилавший одну из чилийских пустынь, использовался в изготовлении взрывчатки. У него было и мирное применение в качестве азотного удобрения.

Но первая мировая война нарушила морские коммуникации, и странам центрального блока – Германии и Австро-Венгрии – пришлось делать селитру искусственно. Это весьма энергоемкий процесс. В естественных условиях соединение азота, кислорода и воды в азотную кислоту происходит во влажном воздухе при разряде молнии; те же условия можно создать и искусственно, но для этого нужно высокое напряжение и огромные токи. И тогда можно «приручить молнию». Впервые промышленное производство азотных удобрений при помощи электролиза было создано в Норвегии, построившей множество ГЭС на горных реках.

В советской России двадцатых годов с продукцией азотной промышленности было трудно – многое приходилось покупать за рубежом. Поэтому нет ничего удивительного в том, что 28 апреля 1932 года Совет Труда и Обороны СССР принял решение о строительстве Чирчикского электрохимического комбината (ЧЭХК) в Узбекистане. Он должен был работать по норвежскому принципу «прирученной молнии». Вместе с ним на реке Чирчик должны были быть построены две гидроэлектростанции, которые, кроме поставок электроэнергии на комбинат, должны были улучшить водоснабжение Ташкента и окрестных сельхозугодий.

Главной целью комбината было производство азотных удобрений, способных повысить урожайность местных хлопковых полей – и тем самым устранить еще одну форму зависимости от заграницы. За два первых года строительства удалось победить на берегах Чирчика малярию, провести туда железную дорогу от Ташкента и построить небольшой город; после этого перешли к возведению основных сооружений комбината и гидроэлектростанций – по масштабу они были сопоставимы с параллельно возводившимся ДнепроГЭСом. По мощности каждая из станций была приблизительно равна Волховской ГЭС.

Проектированием гидроэлектростанций занимался Ленгидэп – ленинградское отделение Гидроэнергопроекта, подведомственное наркомату промышленности. Генераторы и турбины поставил Ленинградский металлический завод и «Электросила». На пуск первой ГЭС, названной Комсомольской (в честь ее первых строителей), прибыл прославленный создатель Волховской станции академик Генрих Графтио – и в статусе главного инспектора наркомата электростанций принял работу. 30 сентября 1940 года станция дала первый ток, а 6 ноября комбинат произвел первую партию аммиачной селитры. Скоро заработала и вторая на Чирчике Тавакская ГЭС. А до войны оставалось меньше года.

Сразу после её начала в Чирчик стали прибывать эвакуируемые из зоны боевых действий заводы – зачастую разукомплектованные. Население города выросло почти в пять раза – с 15 тысяч в 1939 году до 70 тысяч в 1942. Как и в годы строительства комбината, люди ехали отовсюду – из Ленинграда, Ростова, Харькова, Воронежа. И этот по сути дела новый город стал одним из центров военной промышленности, требующим все больше и больше электроэнергии. И Чирчикгэсстрой её дал – за годы войны им было построено еще пять гидроэлектростанций на Чирчик-Бозсуйском водном тракте.

Итог этой гигантской работы можно принять за простую статистику: «Несмотря на временное выпадение Донбасса с его развитой химической промышленностью и эвакуацию ряда химических предприятий Москвы и Ленинграда, в 1942 году в восточных районах было произведено крепкой азотной кислоты 252 тыс. т и в 1943 году — 342 тыс. т против 232 тыс. т, произведённых в 1940 году на всей территории СССР».

Но на самом деле за этими тысячами тонн скрываются бомбы, мины, снаряды и патроны – всё то, в чем ежедневно нуждалась Красная Армия, чем она воевала и побеждала. Их бы не было, если бы за десять лет до этого горстка комсомольцев не пришла бы в кишлак Киргиз-кулак на берегу Чирчика и вручную не начала бы стройку, которая в итоге принесла пользу всей стране.

На главную