Во глубине полярных руд

Эту реку знают немногие; всего одной буквой она отличается от своей знаменитой сестры, поэтому их часто путают. Но если на Неве ГЭС нет, то на Ниве их целых три. Самая нижняя из них, Нива-ГЭС-3, стала одной из жертв, принесенных во время Великой Отечественной войны.

Сходств между Невой и Нивой довольно много. И та, и другая вытекает из большого озера (первая из Ладожского, вторая из Имандры), и та, и другая впадает в море (первая в Балтийское, вторая в Белое), и та, и другая невелики по длине (74 км у Невы и 36 км у Нивы). Но если разница между истоком и устьем Невы всего 4 метра 30 см (уклон 5 см на километр), то Нива рушится в море со 127 метров (3,5 метра на километр). И хотя Нева в пятнадцать раз больше (2500 кубометров в секунду против 164), но в энергетическом отношении первенство с огромным отрывом держит именно Нива. По словам поморов, над ней круглый стоял туман от бесчисленных порогов и перекатов.

Теперь тумана почти нет – на реке стоят три ГЭС, из которых самая крупная – третья, нижняя: на нее приходится 76 метров падения воды. Но она и самая трудная для строительства, поэтому работы на реке начались на другом, среднем участке, и в тридцатые годы Нива-ГЭС-2 дала ток для города Кандалакша, кировской железной дороги и местных химических предприятий. К концу 30-х строители подошли к своей главной задаче, решение которой дало бы стране много крайне дефицитного в то время металла – алюминия.

Дело в том, что Кольский полуостров богат нефелином – минералом, в состав которого входит алюминий; но получение чистого металла из его оксидов или более сложных соединений требует огромной энергии. Нива возможность получить такую энергию давала, и в 1937 году здесь началось строительство ГЭС, а в 1938, сразу после передачи Кандалакши из Карелии в Мурманскую область, и алюминиевого завода. Они должны были строиться параллельно.

Дело шло неимоверно трудно. ГЭС впервые в СССР пришлось разместить глубоко под землей из-за особенностей рельефа, что увеличило ее трудоемкость. На строительстве работали заключенные, которые из-за тяжелых условий труда и жизни и скудного снабжения погибали десятками. В итоге работы шли медленнее запланированного, и через четыре года после начала строительства, летом 1941 года, станция еще не была готова к запуску – равно как и Кандалакшский алюминиевый завод.

В этом недостроенном состоянии станция и завод встретили начало войны. С запада к Кандалакше шли финские войска, усиленные немецкой горно-стрелковой бригадой СС. В июле Красной армии удалось отразить их наступление, но после того, как сражавшаяся здесь танковая дивизия была отозвана на оборону Ленинграда, немцы и финны снова стали атаковать. С 22 августа по 15 сентября части Красной армии отступали, попадая и вырываясь из окружений, неся и нанося потери, изматывая при этом противника. Временами казалось, что положение катастрофическое.

Возможно, именно поэтому было принято решение о затоплении недостроенной станции и вывозе всего ценного оборудования с заводской стройплощадки. Сил и ресурсов на срочную достройку станции в тот момент не было, а риск того, что объекты могут быть захвачены и достроены врагом, присутствовал. И он был велик. Насколько? Современная мощность Кандалакшского алюминиевого завода, работающего на энергии Нивского каскада ГЭС – 76 тысяч тонн алюминия в год; мощность завода определяется мощностью каскада. Для справки – в 1940 году во всем СССР было выплавлено только 60 тысяч тонн алюминия, и это был третий показатель в мире после США и Германии. Осенью 1941 года Сталин писал Рузвельту «Дайте мне 30 тысяч тонн алюминия, и я выиграю войну» - настолько сильно авиапром зависел от поставок этого металла.

А дальше случилось чудо. Войска Красной армии, лишившиеся большей части техники, все-таки вышли из окружения и в октябре 1941 года остановили немцев и финнов в 90 км от Кандалакши. Рубеж они держали вплоть до 1944 года, когда Финляндия вышла из войны. Так была спасена стратегическая Кировская железная дорога, соединявшая страну с Мурманском – незамерзающим портом, куда всю войну от союзников приходили военные конвои. Выстояла и Нива-ГЭС-2, киловатт-часы которой превращались на химическом заводе в бутылки с «коктейлем Молотова» и осветительные ракеты.

Достройка Нива-ГЭС-3 началась в 1944 году и продолжалась до 1951 года. В настоящее время каскад принадлежит компании ТГК-1.

На главную