«Крот истории славно роет»

Словосочетание «План ГОЭЛРО» известно всем. Он сыграл важнейшую роль в индустриализации нашей страны, без которой была бы невозможна Победа в 1945 году. Но что скрывается за этим словосочетанием, известно далеко не каждому.

Зато у каждого своё мнение. Те, кто считают советскую власть исторической ошибкой, часто относятся к плану ГОЭЛРО как пропагандистскому, отвлеченному от реальности прожекту – и при этом крайне бледным подобием дореволюционных проектов электрификации. Те, кто считают советскую власть историческим достижением, часто рассматривают план ГОЭЛРО как начало электрификации страны – и при этом отрицают все предыдущее развитие техники. В результате план получается у каждого свой.

К счастью, можно сделать то, чем сейчас практически никто не занимается – обратиться к первоисточнику. Даже вступительная часть плана чрезвычайно интересна, включая язык, которым она написана. За этими живыми словами скрываются живые люди – получившие прекрасное образование, имеющие значительный опыт практической работы в энергетике, познавшие тяготы мировой войны и революции, но не опустившие рук оптимисты.

У нас долгое время Первая мировая война находилась в забвении – как бы в тени революции 1917 года. Но для разработчиков плана ГОЭЛРО она была, безусловно, главным событием жизни, основой их образного ряда:

Об экономическом фронте

Нужно заранее примириться с той мыслью, что борьба на экономическом фронте имеет еще большие трудности, чем на фронте военном, и что здесь мы также находимся в самой тесной зависимости от международных отношений. Электрификация есть тоже более или менее длительный процесс, элементы времени которого мы можем устанавливать только крайне приблизительно. Но не может подлежать никакому сомнению, что, если бы мы сосредоточили все усилия исключительно на паровом хозяйстве и на двигателях внутреннего сгорания, нам пришлось бы идти гораздо более рассыпным строем и понести значительно большие и материальные и персональные потери, оставаясь к тому же в стороне от той большой дороги, по которой идет мировая техника.

Авторы плана не знали, что в будущем страну – и не только нашу – ожидает многолетняя изоляция. Трудности, возникшие в торговле и трансграничном перемещении после Первой мировой войны, казались досадными и временными – ведь до нее ничего подобного не было. Мысль о том, что раскол человечества всерьез и надолго, пока не овладела умами:

Заграница нам поможет

Несмотря на загруженность европейских и американских фирм аналогичными заказами, мы можем констатировать некоторые признаки развертывающейся между нашими будущими поставщиками борьбы за захват русского рынка. Две страны имеют в этом отношении для нас решающее значение: Америка и Германия. Производственные машиностроительные колоссы этих стран могут благополучно сводить концы с концами лишь в расчете на мировой рынок. Перелистывая современную техническую литературу, мы наглядно видим, что все расчеты на хозяйственный подъем так называемая “деловая” Германия все более и более связывает с возможностями работы на русский рынок. Старонемецкая тяга на восток все более и более ориентируется в русском направлении. Что же касается США, то мы имеем достоверные свидетельства, что в этой стране капиталистического избытка рынок русского сбыта считается важнейшим из мировых рынков.

Десятилетия работы Госплана приучили его современников к тому, что «план – закон, выполнение – долг, перевыполнение – честь». Однако Госплана во время работы ГОЭЛРО еще не было; более того, именно эта комиссия в него впоследствии и трансформировалась. Пока же у членов комиссии не было никакой уверенности ни в сроках, ни в цифрах:

План – не закон

Электрические станции не могут работать впустую, а должны удовлетворять определенному спросу обширного круга своих потребителей. Таким образом, от алгебраического уравнения приходится переходить к его численному решению. Мы заранее должны оговориться, что такое решение носит лишь грубо приблизительный характер, причем особенно гадательными являются те сроки, в которые может быть осуществлено то или иное хозяйственное задание. Выполнение хотя бы грубо приблизительного хозяйственного плана зависит не только от нашей, но и от мировой конъюнктуры, а весь мир переживает переходный период. Отсюда — чрезвычайные трудности при закреплении хозяйственных отношений в жестких цифрах с одновременным учетом элемента времени.

Несмотря на то, что в работе над планом участвовали в основном инженеры, в нем время от времени проскальзывает одно из главных предчувствий двадцатых годов – предчувствие мировой революции трудящихся. Но это не потому, что инженеры поддались коммунистической пропаганде – в те годы инженеры считали своим долгом думать о переустройстве общества, причем не только техническом:

Крот истории славно роет

Переживаемый нами кризис нашей электротехнической промышленности в значительной степени должен быть отнесен лишь за счет наших военных тягот и изживаемых нами организационно-технических недугов, и если на первых порах наших электрификационных работ мы неизбежно должны полагать большие надежды на услуги заграничных поставщиков, то все же перед нашим Внешторгом здесь стоят вполне разрешимые задачи. А в дальнейшем — крот истории славно роет в нашу пользу, и перспективы сотрудничества с нашими восточными и западными соседями на основах международной солидарности трудящихся классов, а не по биржевым указкам отнюдь не за горами.

Сейчас модно говорить об особом пути нашей страны, который рассматривается либо как единственно верный, либо как единственно неверный – но в любом случае отличающийся от пути остального мира. Авторы плана ГОЭЛРО, как ни странно, не считали себя ни единственными в мире отличниками, ни единственными в мире двоечниками. Они вообще не отделяли себя от остального мира:

Обзор мирового положения

Небезынтересно подчеркнуть, что к подобного же рода заключению приходят и наиболее вдумчивые иностранные обозреватели нашего современного экономического положения. Мы особенно рекомендуем просмотреть книгу д ра Респондека «Обзор мирового положения и задач электроиндустрии», только что опубликованную на немецком языке. «Несмотря на неблагоприятные условия момента, — пишет этот автор, — нам приходится во всяком случае рассчитывать на электрификацию русских железных дорог, сооружение электрических станций для снабжения индустрии и связанное с ним использование водных сил... Единственное средство для устранения хозяйственной разрухи России — это как раз осуществление таких крупных проектов гидроэлектрических станций и постройка больших силовых электрических централей».

Одни из нас думают, что власть всегда не права, другие – что она всегда права, и дискуссия с властью часто превращается в диалог глухих. Но авторы плана ГОЭЛРО, хоть и определяли путь развития страны на десятилетия вперед, отнюдь не были глухи к критике и рассматривали предлагаемые альтернативные пути. Они спорили и доказывали свою правоту цифрами:

Последний лапоть

Не является ли линией наименьшего сопротивления крестьянин, кустарь, ремесленник, мелкая фабрика и не преждевременно ли мечтать о европейской обуви, когда донашивается последний лапоть? Но такая постановка вопроса, несмотря на весь видимый практицизм, была бы глубоко утопична. Весь запас живой силы в 65 губерниях РСФСР определяется нашими статистиками для рабочего возраста, в пределах от 18 до 49 лет, в круглых цифрах в 57 млн. человек, из которых мужчин — 27,5 млн. и женщин — 29,5 млн. Однако для замены мощности даже той сравнительно малой наличности механических двигателей (около 13 млн.л.с.), которой мы располагали в довоенное время, нам потребовалось бы поставить на односменную работу не менее 100 млн. полновозрастных крепких рабочих, или около 200 млн. человек для работы в две смены, т.е. для этой цели нам потребовалось бы в 3½ раза большее население, чем мы имеем.

Времена великих строек памятны как времена сверхнапряжения и лишений, вынужденных или идейных. На этом, однако, авторы плана ГОЭЛРО совершенно не настаивали; более того, считали противоестественным. Все предшествующее развитие инженерных отраслей шло в направлении облегчения существования человека, повышения его комфорта и улучшения условий труда – вплоть до отказа от физической составляющей этого самого труда. Авторы плана считали, что именно этому они и должны способствовать:

Создавать терпимую обстановку

Человеческая природа отнюдь не гарантирует естественной склонности к напряженному труду. Особенно большие трудности при этом возникают перед нами в таких областях труда, которые по самому существу своих производственных операций являются тяжелыми и изнурительными. Припомним, однако, как в опыте прошлой войны немцы ухитрялись при помощи походных электрических станций создавать терпимую обстановку даже в убийственных окопных условиях. Опираясь на достижения электротехники, социалистическая власть может со сравнительной легкостью создать в наших рудниках и шахтах такую обстановку труда, которая весь ужас подземной работы парализует наряду с другими кошмарами прошлого. Электрификация, таким образом, является направляющим, регулирующим и облегчающим орудием напряженности труда.

Значит ли это, что в глубине души авторы плана ГОЭЛРО были лентяями? Конечно, нет. Они умели и любили работать, просто не хотели совершать напрасных, непродуманных или же вынужденных действий.

Три закона ГОЭЛРО.

В любой административной и технической производственной деятельности прежде всего не надо забывать трех основных правил успешности, к которым нас неизбежно приводит практика прошлого:

во-первых, прежде всего не надо терять времени, т.е. не откладывать на завтра то, что можно сделать сегодня, и не терять темпа в ходе самой работы;

во-вторых, не преувеличивать своих сил, для чего прежде всего требуется знание этих сил и правильная оценка трудностей предстоящей работы;

в-третьих, начатое доводить до конца, потому что ничто так не дезорганизует работу, как беспомощное метание из стороны в сторону.

Но все эти три положения, если вдуматься в них, говорят нам только одно: целесообразная работа возможна только при работе по определенному плану.

План ГОЭЛРО был перевыполнен, но очень многое из того, о чем думали его авторы, пошло не совсем так, как им бы хотелось. Это – судьба всех человеческих начинаний. Каждое новое поколение начинает писать свою историю с чистого листа и вспоминает о предшественниках разве лишь только за тем, чтобы упоминанием их ошибок повысить свою самооценку. Однако то, в чем предки были правы, мы больше не связываем с ними – это уже наше, мы сами так думаем, мы сами это знаем и умеем.

Но почему мы сами так думаем, знаем и умеем? В том числе потому, что 95 лет назад, в марте 1920 года, группа инженеров, объединенных в государственную комиссию по электрификации, решили бросить вызов разрухе, которая, как многим тогда казалось, пришла в Россию навсегда.

На главную