Хранители Ленинграда

Антонина Архиповна Елисеева с трудом передвигаясь, ведет нас к памятнику «Электросиловцам - воинам, ополченцам, труженикам». Во время войны этот ленинградский завод, производящий оборудование для гидроэлектростанций, стал для женщины вторым домом. На «Электросилу» 12-летнюю Тоню привела мама. Спустя несколько месяцев на этом самом месте при обстреле маму смертельно ранило.

«Я увидела, мама лежит на скамейке» - рассказывает Антонина Архиповна, ветеран завода «Электросила», - «Я увидела это, подбежала, схватила ее и упала, и маму на себя, и скамейку на себя. Маму убило в 1943 году, 26 сентября, и после этого меня завод почти не выпускал домой. Все воспитывали». 

Раньше завод готовил турбины и агрегаты, а во время войны здесь стали выпускать технику и амуницию. Вместе с такими же подростками Тоня делала фонарики для фронта. Работницам «Электросилы» нужна была помощь - с начала войны две тысячи заводских мужчин ушли на передовую. Еще тысяча - в народное ополчение. «Как подростки 4 часа мы должны были работать. Но мы работали 6,8,10. Но когда отправляли продукцию на фронт и все 12 работали. Никто не считался. Должны были на уровне со взрослыми» - рассказывает Антонина Архиповна.

Завод «Электросила» находился всего в четырех километрах от фронта - с заводской вышки были видны окопы. За время блокады на цеха было сброшено 300 зажигательных бомб, 500 фугасных. Целью немецкой авиации было и еще одно предприятие, работавшее всю войну - Ленинградский Металлический завод.«Он был замаскирован под жилой дом,» - рассказывает хранитель музея Ленинградского Металлического завода Алла Шапран, - «На стенах рисовались окна, а на крыше возводились такие газоны. потому что здесь была местность из многочисленных деревянных домов и вокруг много зелени. Вот такая проводилась маскировка». 

Сразу после начала войны прошла эвакуация на Урал уникального заводского оборудования и более 200 сотрудников. На Металлическом заводе было организовано производство по заказам фронта. Сначала здесь делали ножи, штыки, отливали корпусы мин, выпускали снаряды. А к февралю 42го года гидротурбинный цех перешел на полноценную сборку танков «КВ».

53 работника этого предприятия были направлены на восстановление турбин Волховской ГЭС. Именно эта станция давала электричество в блокадный город по кабелю, проложенному по дну Ладожского озера. Кроме электричества волховчане отправляли ленинградцам и продовольствие.
По словам Алексея Васильева, работавшего на Волховской ГЭС с 1942-по 1986 год, «у нас был коллективный огород, где сажали все вместе, а потом всё делили вплоть до кочерыжки. И часть собранного Волховская ГЭС отправляла в Ленинград по Дороге жизни. У нас на ГЭС была машина, и мы совместными усилиями то две машины продовольствия отправим, то одну».

Ледовая дорога - она же Дорога жизни - спасла тысячи людей. Это был единственный путь, по которому ленинградцев вывозили из взятого в кольцо города, а обратно машины везли продовольствие.

«В моих руках сейчас уникальная книга времен Великой Отечественной войны» - рассказывает корреспондент Ольга Воронянская, - «Еще буквально 3 года назад она была под грифом "Секретно". Ведь в ней хранится вся тайна строительства легендарной "Дороги жизни"».

Эту докторскую диссертацию в марте 1945 года защитил гидролог Борис Проскуряков. В мирное время он работал над проектами ГЭС, а в годы Великой Отечественной – над тем, как проводить грузовики и танки по льду Ладожского озера или по болотам. Благодаря научным работам Проскурякова, наши танкисты научились преодолевать преграды, которые немцы считали непреодолимыми. Особенно это пригодилось при операции «Багратион», когда была освобождена Белоруссия.

«С первых же дней войны сотрудники ВНИИГ были отправлены на строительство оборонительных сооружений Ленинграда. Их инженерный и научный опыт ценился очень высоко, и поэтому многие сотрудники были назначены на руководящие должности,» - рассказала хранитель музея ВНИИГ Мария Соловей.
Научная мысль сотрудников института кипела под свист пуль и осколков гранат. На голодный желудок и в лютый мороз. В блокадную зиму доходило до минус 35. Когда все вокруг начинают жечь мебель, книги и даже фотокарточки, чтобы хоть как-то согреться - сотрудники института гидротехники берегут архивные документы. После войны именно они сыграют важнейшую роль в восстановлении гидростанций и строительстве новых. 

Александр Войнович, работавший во ВНИИГе с 1956 по 1996 год - в блокаду был ребенком. Вместе с мамой, сестрой и отцом - одним из основателей института - город на Неве покинул только в 1943, навсегда увозя с собой память о тех голодных днях:
«На новый год сделали праздник. У нас был лимон - ёлки не было. Но потом он окончательно замёрз. Его украсили какими-то игрушечками и нашли 2 плитки столярного клея - он же вываривался из настоящей рыбы – тогда, по крайней мере. Это был замечательный студень из столярного клея...». 
В городе остались и многие сотрудники Ленгидропроекта. В мирное время они проектировали гидроэлектростанции, а когда началась война, занялись военно-морской базой для Северного флота. 

В это время ленинградские инженеры в эвакуации тоже работали на Победу. Они строили электростанции в Узбекистане и Казахстане, на Урале и в Сибири. Энергия питала заводы, которые работали для фронта. 

Рассказывает сотрудник Ленгидропроекта с 1954 г. по настоящее время ВИКТОР БОЯРСКИЙ: «В конце 42-начале 43 специалисты Ленгидропроекта, участвующие в действующей армии, были из армии отозваны! Представляете! И были направлены в Ленгидропроект, потому что надо было восстанавливать разрушенные объекты во время войны.»

Среди отвоёванных у врага станций – Нижне-Свирская и Кондопожская. В начале войны они побывали в финской оккупации. О том, как спасали оборудование и чем приходилось жертвовать при отступлении - мы расскажем в следующую среду в 20 часов на телеканале «LifeNews».

 

На главную