Коктейль Молотова со льдом

Кольский полуостров в годы войны был не только пунктом назначения северных конвоев. Здесь находилась база Северного флота, апатитовые карьеры и химические заводы, дававшие фронту «Коктейль Молотова». ГЭС Кольского полуострова работали под бомбежками, но снабжали энергией военные части и оборонные предприятия.

В этом году мы отмечаем семидесятилетие со Дня Победы нашей страны над фашизмом. Мы очень много будем говорить и вспоминать о ратных подвигах наших солдат и партизан, но ни в коем случае нельзя забывать о тех людях, которые все это сложное время были в тылу. Многие из них не покидали своих рабочих мест даже под обстрелами и угрозой смерти.

Кольский полуостров. В местах, где 9 месяцев в году - зима, почти 80 лет работает Нижне-Туломская гидроэлектростанция. Ее запустили в 1937. К началу Великой Отечественной войны она стабильно давала электричество прилегающим поселкам и заводам. Когда в небе появились первые вражеские самолеты, ГЭС фашисты не трогали.

Рассказывает замначальника ПТС каскада Туломских и Серебрянских ГЭС Сергей Яковлев: «Наиболее интенсивные бомбежки начались в 1942 году, потому что в 1941 году немцы еще рассчитывали, что смогут захватить нашу станцию. И поэтому оставляли целой. Но когда стало понятно , что фронт не будет двигаться, они начали бомбить станцию».

Июнь 1942го года: десять налетов вражеской авиации на Нижне-Туломскую ГЭС. Сильно пострадала кровля и одна из стен. В это время часть сотрудников ушла на фронт, кого-то эвакуировали. На станции осталось меньше 90 человек. Под бомбежками погибли 34. В основном небо над станцией охраняли женщины- зенитчицы. Когда ситуация стала критической - на помощь пришли мужчины.

«Поскольку энергоснабжение Северного флота, участков Октябрьской железной дороги и города Мурманска осуществлялось от двух станций - от Нижне-Туломской и Нива ГЭС, - то дополнительные расчеты выделил непосредственно Северный флот. И мужские зенитные установки стояли вокруг здания станции».

Бомбежки были и на другой кольской реке – Ниве, где тоже работала электростанция. По словам начальника Нива ГЭС-2 Сергея Андронова, «в 1941 году при налете вражеской авиации была снесена полностью крыша машинного зала. Агрегат оставался работать под открытым воздухом, поэтому для него смастерили деревянный шалаш, за которым 24 часа в сутки следил персонал».

В 42-ом Нива ГЭС-2 и Нижне-Туломская станция стали главными целями врага. Ведь именно от них питался Мурманск, и все окрестные оборонные заводы. В том числе фосфорный - где делали желтый, гранулированный фосфор и огневую смесь КС – более известную как коктейль Молотова.

«Это все, что было по зарез необходимо фронту - потому что осветительные ракеты, бутылки с зажигательной смесью и прочее, и прочее, и прочее. Это было жутко трудная и жутко опасная работа - через полгода у человека просто не оставалось зубов», - рассказал Краевед Мурманской области Сергей Тарараксин.

Запасы фосфора быстро кончались, и надо было восстанавливать работу апатитовых рудников, замороженную с приходом войны.

Корреспондент Ольга Воронянская сравнивает современный апатитовый карьер с военными временами: «Не в этом конечно, но в подобном во время Великой Отечественной войны добывали руду. С одним весомым отличием: тогда не было таких больших и сильных машин. Люди все делали собственными руками. За одну смены рабочий должен был погрузить как минимум 13 тонн руды, а то и больше. А вывозили ее отсюда на лошадях. Причем работали даже в такую невыносимую погоду».

Людей в прифронтовой зоне осталось мало. Но работать приходилось за всех - по 12, а то и 16 часов в день. На рудниках, заводах и электростанциях. После изнуряющей смены люди приходили в темные и холодные дома. Для экономии электроэнергии запрещалось использовать лампочки и электроплиты. Не все выдерживали такие условия. А за опоздания и сон на рабочих местах тогда жестоко наказывали - вплоть до уголовной ответственности.

Приказ №107: «За прогул 12 ноября 1941го года - опоздание на работу на 28 минут - младшего электрика Кащееву отдать под суд, направить материалы в народный суд города Кандалакша. И лишить Кащееву полной премии за безаварийную работу».

В то же время параллельно с основной работой энергетики занимались восстановлением электростанций после бомбёжек.

«Восстановительные работы, как правило, велись в ночное время, тем более ночи светлые летом тут. А вот днем кроме аварийной бригады и дежурной вахты все уходили в сопки, как говорится, от греха подальше, чтобы не попасть под бомбежки», - поясняет Сергей Яковлев.

Но есть на Кольском полуострове особенная гидростанция - подземная Нива-3. Первый ток по плану она должна была дать уже в августе 41го. Стройку курировал лично Сталин. С началом войны ее заморозили и затопили помещения, где в том числе должны были находиться гидроагрегаты. По одной из легенд - при затоплении под воду ушли и люди. Но документы и свидетельства очевидцев доказывают обратное. Все рабочие были эвакуированы в срочном порядке. В том числе и кандалакшский лагерь НКВД. Ведь c 30-х годов именно репрессированные составляли основную массу рабочих на крупных стройках.

Хранитель музея станции Нива ГЭС-3 Владимир Орехов сообщил, что «это были раскулаченные крестьяне, середняки, и бедняки были. Их везли эшелонами. Семьи некоторые доходили до 16 человек. По национальному признаку если считать, у меня есть такие данные - 15 национальностей было».

В 1944 году из подземных помещений стали откачивать воду. Теперь станцию строили не только советские заключенные, но и военнопленные немцы. Через 5 лет Ниву-3 запустят. А еще через год она заработает на полную мощность - как и сейчас.

Смотрите продолжение специального проекта «Как воевали плотины». Канал имени Москвы – каким образом он спас жителей столицы? Мы расскажем в следующую среду в 20 часов. 

На главную