Угличские зенитчицы

Амбициозная операция Гитлера «Тайфун». Ее цель - взять Москву  за три месяца. Но бои затянулись. 7 месяцев фашисты не могут покорить советскую столицу. И в итоге битву проиграют. Советской армии эта победа стоила жизни полумиллиона человек. В это же время за Москву воюют и на Волге. Там развернут особый, гидроэнергетический фронт.

Угличская гидростанция - главный источник электроэнергии для Москвы к началу войны. В декабре 40-го года торжественно запущен первый гидроагрегат, а в марте 41-го - второй. Но работы к началу войны на станции еще много. А неподалеку падает первая фугасная бомба, сброшенная с вражеского самолета.

Рассказывает сотрудница угличского музея гидроэнергетики Ольга Малашкина: «Защищать Угличскую ГЭС надо было, и к нам перебазировали 62-й зенитно-артиллерийский дивизион. В состав которого входили красноармейцы из ярославского и рыбинского дивизионов».

Так как Угличская ГЭС продолжает давать ток Москве, здание и плотину тщательно маскируют. В основном укрывают досками и бревнами. Уже после окончания войны знаменитый немецкий ученый Вальтер Швабедиссен восхищенно напишет: «У русских было развито искусство маскировки. Умели это делать. Он говорит, что строительство велось буквально в считанные дни. Мы не успевали развернуться, подумать что-то, а у русских это что-то уже было построено!»

И все-таки о существовании Угличской станции и ее незаменимом значении в электроснабжении Москвы немцы прекрасно знали. Это подтверждают фотографии, сделанные с самолетов. На этих карточках пометки на немецком языке указывают точное местонахождение ГЭС. Фашисты могли уничтожить ее в любой момент, но почему-то так и не сделали этого.

«Угличская ГЭС была настолько уникальной - такой станции не было нигде в мире - и возможно, немцы надеялись на победу. Надеялись, что они эту станцию захватят, и все-таки смогут использовать в своих целях» - предполагает Ольга Малашкина.

Угличская станция в то время - вторая по мощности во всем Советском Союзе.  Небо над ней от налетов вражеской авиации охраняют девушки-зенитчицы. И днем и ночью они живут в состоянии боевой готовности. Ведь атака могла начаться когда угодно. За обедом или во время сна. В любую минуту в течение 40 секунд они должны были собраться, выйти с автоматами, противогазами и быть готовыми к зенитному обстрелу.

Сейчас в живых из тех зенитчиц в Угличе осталась лишь Вера Иванова. Молодая и уверенная на этой фотографии, сейчас - в 93 года, она не принимает журналистов. Только иногда общается со своим другом - местным историком Алексеем Кулагиным: «Даже по телефону она обращается ко мне так - товарищ старший лейтенант, разрешите обратиться, вам докладывает ефрейтор бабка Иванова. А я ей говорю: Вера Петровна, ну какая вы бабка, вы самая красивая зенитчица нашего дивизиона».

Первые бомбардировщики вокруг Угличской ГЭС стали кружить уже 29 июня 1941 года. Налеты продолжались вплоть до августа 1944-го. Обломки разбившихся самолетов, как вражеских, так и наших, находят до сих пор. В результате воздушных боев в небе над Угличем подбиты как минимум 7 фашистских самолетов.

Рассказывает Алексей Кулагин: «Самая страшная ночь - по немецким данным - была ночь с 9 на 10 июня 1943 года. Когда в сторону Ярославля и Рыбинска над Угличем летели 109 тяжелых самолетов. Зенитчики открыли заградительный огонь, и им удалось сбить вот такой Хенкель-111н16. Он упал в 20 км от Углича. Мы нашли обломки этого самолета».

С 1942 года станция вырабатывает электроэнергию уже не только для Москвы. Она идет в соседний Рыбинск и Ярославль. За бесперебойную работу, выдающиеся технические достижения еще во время войны наградили 161 человека. А в 1950 году Угличской ГЭС на вечное хранение передали Красное знамя Министерства электростанций - важная награда для энергетиков.

По словам экскурсовода музея гидроэнергетики Елены Бакушевой, «те тепловые электростанции, которые были построены, во время Великой Отечественной войны, были законсервированы, поэтому именно гидроэлектростанции сыграли большую роль».

После окончания войны надо было достраивать станцию. И если раньше работы в Угличе выполняли заключенные ВолгоЛАГа, то теперь наряду с ними трудились 4 тысячи пленных немцев.

«Немцы работали усердно и аккуратно все делали, по воспоминаниям жителей той эпохи. Ну и условия у них были хорошие. По крайней мере так говорит Хуберт Дейнезер - это пленный немец, который в 18 лет попал на нашу Угличскую гидростанцию,» - уточняет Ольга Малашкина.

И наши, и немцы трудились на совесть. Все, что построено тогда – плотина и шлюз - стоит до сих пор. Сейчас ГЭС модернизируют, но то самое оборудование 40-х годов всё ещё работает.

Корреспондент Ольга Воронянская рассказывает и показывает: «Сердце любой станции - машинный зал. Но попадая сюда, ощущение складывается, что ты в музее советской эпохи. Вот эта колонка управления, которая мне лично, напоминает больше колонку с газированной водой, еще 40-го года выпуска! Но не поверите - здесь до сих пор все работает, как часы!»

Архитектуру станции тоже оставили неизменной. Колонны - узнаваемый сталинский ампир. Стены и пол в плиточке, столь популярной в то время. Но если начинку машинного зала все-таки в ближайшее время планируют заменить - как никак оборудованию уже 75 лет, то менять общий вид станции ее работники не хотят. 

Угличская ГЭС уже памятник архитектуры, поэтому думаю, менять ничего не надо. Надо законсервировать все, как есть» - считает электромонтер Угличской ГЭС Александр Маткаримов.

Помимо Угличской гидростанции в бою за свет для Москвы участвовала еще одна ГЭС на Волге - Рыбинская. До нападения Гитлера ее запустить не успели. Поэтому свой первый ток она дала уже во время войны. Смотрите продолжение проекта – «Как воевали плотины» - в следующую среду в 20:00 на телеканале LifeNews.

На главную