Мария Рухляда, энергетик и учительница

 Мария Матвеевна Рухляда, 2015

Мария Матвеевна Рухляда, 2015

Мария Матвеевна Рухляда награждена медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» и почетным званием «Отличник народного просвещения». Долгих тридцать четыре года она трудилась в городе Тырныауз в школе – преподавала географию и естествознание. А совсем рядом все эти годы работала восстановленная ее руками Баксанская ГЭС.

С ней Марию связывают родственные связи. Ее родители приехали в Баксан в 1933, когда ГЭС еще строили, и остались работать на этом детище плана ГОЭЛРО после его пуска. А потом отец умер, мать сидела с грудным ребенком, и Марии пришлось пойти учиться на ГЭС – в пятнадцать лет она пришла на курсы помощника машиниста турбинного зала. А потом была война, и шестнадцатилетняя девушка получила вполне мужскую работу.

Летом 1942 года, казалось, фронт был стабилизирован – но противнику удалось прорваться у Харькова и взять Ростов-на-Дону. После этого возникла ситуация, когда советские войска должны были прикрывать одновременно два стратегических направления – на Сталинград и на Кубань. Сил на то, чтобы закрыть оба направления, не хватало, все что было, бросили на спасение Сталинграда, и противник устремился на слабо защищенные просторы Кубани и Северного Кавказа.

Мария Рухляда в молодые годы

Мария в это время работала на ГЭС, снабжавшей электроэнергией оборонные заводы. Наступление немцев было столь неожиданным и быстрым, что эвакуировать оборудование и персонал станции не успели. Когда на подходе к Баксану уже шли бои, оборудование решено было повредить, чтобы не оставить противнику работающую ГЭС. А вот сотрудницы остались на оккупированной территории. Эти дни Мария вспоминает с ужасом и болью:

«На вершине склона, нависшего над поселком БаксанГЭС, были расположены огневые точки врага, откуда поселок был как на ладони. Мы, женщины и дети, прятавшиеся в большом засолочном погребе, не имели возможности оттуда высунуться. Всех мучала жажда, особенно страдали дети. Совсем рядом шумела своими водами р. Баксан. Этот привычный слуху звук чистой горной реки еще больше усиливал жажду. Рискуя жизнью, матери выползали за водой к реке Баксан, но, настигнутые вражескими пулями, не все из них возвращались в погреб».

Главное сражение в те дни шло в Сталинграде, где немцы безуспешно пытались перерезать основной путь снабжения Красной Армии нефтью. Но и на Кавказе врага в итоге удалось остановить, не дав ему пройти на восток к грозненской и бакинской нефти. Путь на юг преграждал Большой Кавказский хребет – хоть немцам и удалось установить свой флаг на Эльбрусе, но прорыв в Закавказье был им уже не по силам – все резервы ушли на Сталинград.

После того, как армия Паулюса была окружена, а красноармейцы пошли обратно по Дону к Ростову, над всей кубанской группировкой врага нависла угроза окружения, и в январе ему пришлось отвести за Дон свои главные силы. Теперь уже Красная армия наступала быстро и уверенно, а противник взрывал перед уходом всё, что мог. Баксанская ГЭС была им разрушена практически полностью.

Но ее энергия была нужна, и на следующий день после ухода врага сотрудники станции и просто жители поселка Баксан-ГЭС (ныне Атажукино) выходят на разбор завалов. Начинается год упорного, самоотверженного труда – год, за который нужно было восстановить станцию и дать энергию для оборонных заводов. Этот год Мария вспоминает с гордостью: «Мы, молодые и хрупкие девочки, таскали большие тачки, и никто не жаловался. Нас не надо было выгонять на работу, нас сложно было выгнать с очередной смены. Ведь мы понимали, насколько для окончательной победы над врагом важна энергия Баксана».

Но одними руками всего не сделать. Нужны были гидроагрегаты вместо взорванных, а их быстро не построить. И тогда решили перевезти на Баксан гидроагрегат из Армении, с Дзорагетской ГЭС. Самыми трудными оказались последние 70 километров: от железнодорожной станции Апполонская на специально сделанных огромных металлических санях его две недели тянули 13 тракторов. В составе бригады из 16 человек, осуществлявших эту редчайшую транспортную операцию, была и восемнадцатилетняя девушка Мария – уже не новичок, а опытный работник ГЭС.

25 декабря 1943 года этот гидроагрегат заработал. Баксанская ГЭС возобновила выработку электрической энергии, так необходимой в производстве продукции для фронта. Ее руководителям пришла приветственная телеграмма из Москвы. Многие, в том числе Мария, получили награды, но главной наградой было то, что станция – работала, а враг – отступал все дальше и дальше, пока не был окончательно разбит.

 

 

На главную