Ridus.ru: Борис Проскуряков, знаток болот

 Б.В.Проскуряков в своём кабинете

Б.В.Проскуряков в своём кабинете

 

Войны двадцатого века давали сильный импульс развитию науки. Ученым и конструкторам приходилось разрабатывать новые виды техники, соревнуясь не только с природой, но и с противником. Однако природа продолжала оставаться грозным экзаменатором. Наш партнер по проекту - интернет-издание Ridus.ru продолжает серию рассказов о гидроэнергетике в годы Великой Отечественной войны.

ВНИИГ — Всесоюзный научно-исследовательский институт гидротехники — был организован в Ленинграде в мирное время и проводил исследования рек и других водоемов, на которых строились гидротехнические сооружения. Одним из направлений деятельности института было изучение поведения водоемов зимой — этой темой занималась первая в стране лаборатория гидротермики, которую в1933 году основал молодой ученый Борис Проскуряков. Опыт, накопленный им «на гражданке», пригодился зимой 1941−1942 годов, когда ему, начальнику группы ледовых переправ Государственного Гидрологического института Красной Армии, пришлось заняться путем снабжения своего города и армии — Дорогой жизни.

Гидротермическая лаборатория ВНИИГ

Двадцать километров этой дороги приходится на Ладожское озеро, по льду которого надо было всю зиму проводить колонны грузовиков. Толщина льда сильно зависит от погодных условий и других факторов, так что сотрудникам Проскурякова, следящим за состоянием ледового пути, приходилось работать постоянно — устанавливать разбитые участки трассы и искать пути обхода, ограничивать вес груза и скорость колонн. Риск в такой работе приводил к гибели машин и потерям груза, а также людским жертвам, минимизация риска сокращала грузопоток по Дороге жизни, что также означало человеческие жертвы в Ленинграде.

Летом 1942 года, когда по дороге жизни вместо грузовиков пошли баржи, Борис Проскуряков и его сотрудники получили новое задание. По решению генштаба армии от 4 июля 1942 года была организована специальная экспедиция Государственного гидрологического института. В далеком тылу, на уральском полигоне она занялась повышением проходимости военной техники по болотам. В ситуации, когда значительная часть территории страны была оккупирована противником, а фронты стабилизировались, требовалось найти средство обхода укрепленных позиций врага. И начались полуторагодичные эксперименты на танках.

«При проведении опытного пробега танка КВ по хорошо осушенному болоту один опытный водитель был твердо уверен, что проведет танк беспрепятственно; в действительности же на трассе длиной 1 км танк дважды погружался в торф осушенной залежи на глубину до полутора метров. Не менее характерен случай „движения“ легкого танка Т-60 по экспериментальному участку мохового болота, когда после прохода 300 метровой трассы за 7 минут на обратном пути тот же танк шел три часа и 12 раз требовал помощи при вытаскивании»…

Это - строки из диссертации на соискание ученой степени доктора технических наук, которую инженер-майор Борис Проскуряков написал на основании бесчисленных экспериментов, результаты которых стали инструкциями для танкистов. Среди прочих рекомендаций там были и «простейшие меры оказания противоаварийной помощи гусеничным машинам, застрявшим в болоте». По этим инструкциям в 1944 году, когда на юге фронт уже давно ушел на Запад, советские танки прошли через непроходимые болота Белоруссии и взломали оборону, которую противник укреплял почти три года. Защита диссертации состоялась весной 1945 года в Ленинграде.

После войны Борис Проскуряков вернулся в родной ВНИИГ и в 1946 году был назначен его директором. Перед ним и его коллегами стояли задачи огромной сложности, ведь в стране разворачивалось масштабное гидростроительство. А каждая проектируемая ГЭС, каждое водохранилище или канал нуждались в хорошо просчитанной модели.

http://www.ridus.ru/news/184155

 

 

 

 

На главную