Ridus.ru: Андрей Бочкин — фронтовик, покоривший Енисей

 Андрей Бочкин

Андрей Бочкин

Великие гидроэлектростанции Енисея берут своё начало от маленькой прифронтовой ГЭС в Карелии. Их строил «генерал» и «гордость» отечественной гидроэнергетики — Андрей Бочкин. Об этом рассказывает наш партнёр по проекту - интернет-издание Ridus.ru.

Андрей Ефимович Бочкин — покоритель Ангары и Енисея, герой социалистического труда. Бронзовый памятник ему установлен в городе строителей Красноярской ГЭС — Дивногорске. Но героем он стал задолго до всесоюзной славы, четырех орденов Ленина и руководства двумя огромными трестами — «АнгараГЭСстроем» и «КрасноярскГЭСстроем» (в семидесятые годы нем трудилось более 20 тысяч человек).

А началось все в тридцатые годы, когда Андрей Бочкин — выходец из бедной крестьянской семьи -познакомился с гидроэнергетикой еще на строительстве ДнепроГЭСа. Затем он получил инженерное образование и отправился в засушливые заволжские степи заниматься ирригацией. Строительство плотин и водохранилищ и кризисные ситуации во время паводков не только выявили талант молодого инженера, но и сделали его весьма предусмотрительным. Недаром свои воспоминания он назвал «С водой, как с огнем».

Андрей Бочкин и Юрий Гагарин

К моменту начала войны Андрей Бочкин занимал ответственный пост в наркомате сельского хозяйства — но сумел в итоге уговорить руководство и ушел на фронт. Почти всю войну он провел в Карелии, где три года наши войска держали оборону и спасали железную дорогу, по которой из Мурманска и в Мурманск шли стратегические грузы. Ближе всего фронт к железной дороге подходил в районе станции Лоухи — здесь Бочкин и окопался.

Советская автомобильная техника, брошенная и уничтоженная при отступлении в Карелии

Карелия — страна озер и болот, где гидроинженер, ставший майором инженерных войск, применил все свои знания по специальности. На первых порах от него требовалась организация водных преград, строительство блиндажей, долговременных огневых точек — в основном оборонительные навыки. И Бочкин наладил дело; даже обеспечил своим сослуживцам электроэнергию, построив на семиметровом перепаде высот между озерами прифронтовую ГЭС. Единственный гидроагрегат с деревянной турбиной дал возможность дать ток на проволочные заграждения и даже осветить солдатский клуб.

Но чем дальше шла война, тем больше было наступательных задач, для которых требовались совершенно другие технические решения — сродни тем, что были использованы в Первой мировой войне для прорыва глубокоэшелонированной обороны на Западном фронте. В 1944 за заведение мин под вражеские позиции при помощи 180-метрового подкопа и уничтожение этих позиций подполковник Андрей Бочкин был награжден орденом Боевого Красного знамени.

Свистухинская ГЭС

Бывало, что в разведку приходилось ходить и самому. В один из таких случаев на Баренцевом море, когда наступление фронта было в самом разгаре, Андрей Бочкин отправился в тыл врага изучать его инженерные сооружения. Разведка оказалась боем, и на обратном пути лодка, в которой был инженер, разбилась о рифы. Бочкина спасли с рифов, еще раз утвердив его в мысли, что с водой надо быть столь же осторожным, как и с огнем.

Горячая война для Андрея Ефимовича закончилась на Балтике, где ему пришлось обезвреживать подводные мины врага. Но следом за войной пришлось заниматься восстановлением разрушенного хозяйства — в частности, достраивать Свистухинскую ГЭС и Невинномысский канал, который должен был напоить кубанской водой степи Ставрополья.

А дальше была холодная война и решение задач по энергоснабжению двух важнейших стратегических городских агломераций Сибири — иркутской и красноярской. Кто знает, как бы себя чувствовала авиационная и ядерная промышленность СССР в шестидесятые и семидесятые, если бы эти города не получили вовремя достаточное количество дешевой и надежной гидроэлектроэнергии.

Эти проекты требовали огромных ресурсов, но огромные ресурсы безполезны без правильной организации их использования. На посту «гидроэнергетического генерала» Бочкин часто казался более молодым сотрудникам, особенно проектировщикам, ретроградом и тугодумом. Но за этой его осторожностью скрывался огромный опыт потерь тридцатых и сороковых годов, понимание и уважение сложности проблем и нежелание рисковать человеческими жизнями. Андрей Ефимович часто спорил с руководителями, плановыми и даже партийными органами, но не допускал их вмешательства в дела его организаций. Он не только строил ГЭС, но и создал целую школу гидроэнергетики, кадры которой продолжают его дело.

 

http://www.ridus.ru/news/184150  

На главную