Владимир Науменко - сталинградский артиллерист

 Владимир Науменко

Владимир Науменко

Кавказский феномен долгожительства связывают с местными генами, свежими продуктами и простой жизнью. Однако осетинский гидроэнергетик Владимир Иванович Науменко родился под Полтавой, голодал и холодал, прошел от Сталинграда до Франкфурта-на-Одере – и недавно отметил 90-летие. Когда рассказывает о войне, понимаешь, что главное в его жизни – труд.

Война началась для Володи Науменко с окопов – он их рыл, потому что его как не достигшего призывного возраста не взяли на фронт. Он мечтал стать моряком, направлен был в авиационное училище, но судьба связала его с артиллерией – а точнее с гаубицей М-30, одним из самых распространенных орудий войны. Эти пушки действовали вместе с пехотой, уничтожали доты и другие полевые укрепления противника.

«Нам выдали пушки весом 3 тонны, каждую из которых тянули 6 лошадей, - рассказывает Владимир Иванович, – и отправили своим ходом под Сталинград. Мы шли по правому берегу Волги, который в отличие от левого, пологого, очень холмистый и труднопроходимый для тяжелой техники. Пушки мы тащили практически на себе: одну обслуживали 7 человек. На горку на лямке помогаешь лошадям, а с горки их удерживаешь, чтобы пушкой не придавило. Над нами еще летала «рама» немецкая, самолет-разведчик. Днем мы прятались в лесу, а ночью шли. 18 октября мы прибыли на передовую. А уже через месяц началась усиленная артподготовка».

Война в воспоминаниях Владимира Ивановича: «Окружая немцев с запада, мы каждую ночь меняли свои позиции, заново устанавливая место для себя и пушки. Для этого нужно было киркой выдолбить землянку. Земля при таком морозе – цемент. Когда чувствуешь, что от голода и мороза, от тяжелого труда сил больше нет, закутаешься в одеяло, потом в плащ-палатку, упадешь в сугроб и ждешь, пока тебя метель снегом занесет. До утра можно было так проспать, не замерзнув. За всю зиму в Сталинграде ни разу не спал в помещении, только на улице при лютых морозах. Голод на войне был страшный. На 2 дня – 2 сухаря. В батарее около 70 человек, на которых выдавали 6–7 кг муки, тоже на 2 дня. Одно время даже лошадей резали на мясо. Немцы ночью своим солдатам бросали с самолета продукты, так мы их частенько под пулями подбирали. И еще была большая беда – вши. Дружил я с командиром батареи. Всему комсоставу давали шубы, а остальным телогрейки. И вот как-то он предложил мне обмен – его шуба на мою телогрейку. Я и согласился. После чего всю зиму жалел об этом. Телогрейку можно было в котел с кипящей водой бросить, именно так с паразитами и боролись. А шубу-то не бросишь в котел - испортится. Так я с ней и промучился».

Владимир Науменко прошел Сталинградскую битву. Лишь в феврале 1943 года с ранением ноги он попал в госпиталь, после которого стал водителем и в составе своей автомобильной части дошел до Германии. Одной из задач, поставленных перед ним, был вывоз оборудования подземного завода, производившего ракеты ФАУ-2 – в дальнейшем оно пригодилось при работе над отечественной космической программой.

Владимир, которому после окончания войны исполнился 21 год, решил заняться образованием и пошел в подольский техникум, где стал техником-электриком. В пятидесятые годы по всей стране строились гидроэлектростанции – от крохотных до гигантских. На Северном Кавказе, богатом гидроэнергетическими ресурсами, строительство было особенно трудоемким. Так, первая ГЭС, на которой работал Науменко – Эзминская – это не только насыпная плотина под 100 метров, но деривационный туннель 8 км длиной. Тем не менее за 6 лет – с 1949 по 1955 – станция была построена и пущена.

Эзминская ГЭС. Фото пресс-службы Северо-Осетинского филиала ОАО «РусГидро»

А молодой техник с медалями «За оборону Сталинграда» и «За победу над Германией» вместе с работой продолжал учиться, поступил в вуз и стал инженером-электромехаником. Следующим его станцией была ДзауГЭС (так часто сокращенно называют Дзауджикаускую гидроэлектростанцию), построенная еще раньше – в 1948 году. На ней Владимир Науменко работал инженером, занимался ремонтом, затем стал инженером технического отдела Терского каскада ГЭС. Появилась семья, дети, жизнь наконец пошла по спокойному руслу. Но – не тут-то было.

В 1967 году гидроэнергетик с военным опытом понадобился в других горах – афганских. Там в провинции Баглан на реке Кундуз рядом с поселком Пули-Хумри при поддержке СССР была построена гидроэлектростанция, которая должна была снабжать электроэнергией Кабул. Кстати, водохранилище на Кундузе есть до сих пор, а через Пули-Хумри проходят стратегическая дорога и ЛЭП, соединяющая столицу Афганистана с Таджикистаном.

«Ехать, конечно, не хотел, дома оставались жена, дети. Но, как сказало мое начальство, наше государство перед другими странами имеет обязательства, которые надо выполнить. В Афганистане я работал на станции в Пули-Хумри полтора года. А один раз даже побывал на королевской даче. Там сломалась гидроэлектростанция мощностью 10 кВт, которая ее обслуживала», - рассказал Владимир Науменко об этом этапе своей биографии.

На пенсию Владимир Иванович ушел с работы на Терском каскаде ГЭС, но до сих пор  не пропускает ни одно значимое событие в жизни коллег-гидроэнергетиков из Северо-Осетинского филиала ОАО «РусГидро». Откликнулся он и на предложение поучаствовать в проекте «Как воевали плотины», так что скоро интервью с защитником Сталинграда увидит вся страна.

На главную