Высоковольтный профессор Смуров

 Александр Смуров

Александр Смуров

В Санкт-Петербургском государственном электротехническом университете «ЛЭТИ» есть огромная заброшенная лаборатория – по сути это перекрытый внутренний дворик одного из корпусов. Помещение высотой в три этажа слабо освещено, и из полутьмы выделяется профиль человека, который ее затеял в двадцатые годы – профессора Александра Смурова.

Между тем до Великой Отечественной войны в этих стенах располагалась самая современная высоковольтная техника, работали многочисленные ученые и студенты. Они решали задачу, ставшую в начале прошлого века камнем преткновения на пути электроэнергетики, и решили ее – результатами их работы мы пользуемся до сих пор.

На заре электрического века электростанции были маломощные и располагались рядом с потребителем, поэтому с передачей электроэнергии потребителю особенных проблем не возникало. Были совсем другие проблемы – с доставкой ископаемого топлива на электростанции. Железные дороги, по которым перевозился уголь, имели ограниченную пропускную способность, а их услуги были дороги, поэтому энергетики с конца XIX века экспериментировали с передачей энергии по проводам на большие расстояния.

Но чем длиннее были линии электропередач, тем больше были потери в кабелях из-за сопротивления. Кабель можно было сделать толще, а напряжение повысить – но тогда кабели становились тяжелее, и деревянные опоры ЛЭП им уже не подходили, а риск пробоя изоляторов существенно возрастал. До поры до времени эти проблемы делали строительство мощных гидроэлектростанций вдали от потребителей энергии бессмысленным.

Профессор Александр Смуров был не только талантливым инженером. Он участвовал в разработке плана ГОЭЛРО и смотрел на проблемы с государственных позиций. Он понимал, что будущее – за металлическими опорами линий электропередач, а для их использования необходимо разработать новые поколения диэлектрических материалов. Именно этим и занялась созданная профессором в 1920 году лаборатория.

Другой проблемой была надежность ЛЭП. Когда металлические опоры поднялись выше уровня верхушек лесных деревьев, они и провода стали часто подвергаться воздействию грозовых разрядов, которые дестабилизировали сеть и выводили из строя электроприборы потребителей. Эту проблему удалось решить за счет применения дополнительного, противогрозового заземленного провода, идущего выше силовых проводов ЛЭП.

Работы лаборатории Александра Смурова были хорошо известны за рубежом, а сам он часто выступал на международных конференциях. Но главным для него было практическое применение его открытий, а для этого в стране должны были заработать мощные ГЭС, налажено производство мощных силовых трансформаторов и многих других высоковольтных устройств.

К началу тридцатых годов – всего за десять лет после принятия плана ГОЭЛРО – эти условия были выполнены. Пришла пора рекордных линий электропередач «ДнепроГЭС-Донбасс» (154 кВ) и особенно «Нижне-Свирская ГЭС – Ленинград» (220 кВ). Решения, найденные в лаборатории Смурова, дали возможность минимизировать потери электроэнергии при передаче на сотни километров и риски для оборудования.

Профессор Александр Смуров не дожил до Великой Отечественной войны, но его технические достижения сделали возможным прокладку по дну Ладожского озера ленинградского «Кабеля жизни» и снабжение столицы энергией Угличской и Рыбинской ГЭС. То, что практически все электростанции нашей страны связаны в Единую энергосистему, устойчивую и экономичную – следствие на редкость прозорливого решения 1920 года о создании в голодном и темном тогда Петербурге крупнейшей в Европе высоковольтной лаборатории.

 

На главную